Исхок Табаров: «Строительство «Душанбе Плаза» принесло ущерб компании Зайда Саидова в 6 миллионов долларов»

В то время, когда на опального олигарха – Зайда Саидова завели новое уголовное дело, обвиняют в хищении и растрате государственных средств, его адвокат Исхок Табаров, рассказал о том, как в действительности строился бизнес-центр «Душанбе - Плаза».

- В Агентстве по государственному финансовому контролю и борьбе с коррупцией говорят, что ими были обнаружены недостатки при строительстве «Душанбе-Плаза» и обвиняют  вашего подзащитного - Зайд Саидова в присвоении денег. Некоторые сомневаются в этом, а некоторые говорят, что с учетом происходящих очевидных фактов в Таджикистане, претензии Агентства могут  быть и правдой. А что на самом деле?

- Прежде чем говорить, что в ходе строительства данного объекта были присвоены средства и допущены ошибки, мы должны знать историю строительства «Душанбе-Плаза», потому что это был государственный объект в честь 20-летия независимости Таджикистана. Бизнес-центр «Душанбе-Плаза» строился на площади в 40 тысяч квадратных метров и соответствует всем международным стандартам.

Вообще за строительство этого здания, которое пока в стране считается самым высоким, в свое время ни одна строительная компания не хотела браться. До сих пор местные и иностранные специалисты не могут поверить в то, что такой объект было возможным построить за такой короткий срок и за 40 миллионов долларов. Власти, особенно мэрия, прекрасно знают, что, когда создавалась смета этого объекта, все местные и иностранные строительные компании отказались от него, зная, что за такой короткий срок и на эту сумму закончить возведение такого высотного здания, да еще с таким качеством - просто маловероятно.

Как мне рассказал мой подзащитный, архитектор этого объекта, Баховуддин Зухуруддинов не раз просил Зайда Саидова донести до ответственных лиц, что на каждый квадратный метр «Душанбе-Плаза» должно быть выделено не менее 1600 долларов. А если сумма будет даже чуть меньше, то от него следует отказаться, так как вся работа будет в ущерб компании. Говорят, что из-за этих предупреждений Зухуруддинову сильно досталось от мэра города.

Для сравнения могу привести другой объект, который также возводила компания «Тодж-Сохтмон Байналмиллал». На строительство здания офиса «Tcell» с более скромными архитектурными строениями было потрачено на каждый квадратный метр 1600 долларов, а на каждый квадратный метр гостиницы «Серена», которую возводила другая компания, было выделено 3300 долларов. А на каждый квадратный метр «Душанбе-Плаза», с учетом всех налогов, мебели, техники, было выделено всего около 1000 долларов. Хотя, например, российские специалисты тогда открыто признались хукумату города Душанбе, что у себя в России они бы за каждый квадратный метр такого объекта потребовали от 2500 до 4000 долларов. При этом надо учитывать, что все стройматериалы в Таджикистан импортируются.

Соответствующие органы и власть в курсе, что ни одна иностранная строительная компания не захотела работать на этом объекте, и только местная компания в ущерб себе взялась за него. Простой пример, на строительство гостиницы «Шератон» потребовалось 9 лет, а «Душанбе-Плазу» построили всего за три года - с 2009 по 2011 год.

- Президент Эмомали Рахмон, 6 сентября 2011 года во время вступительной речи в мероприятии, посвященном  открытию  здания «Душанбе - Плаза» отметил, что для строительства этого здания было израсходовано 164 миллиона сомони. Некоторые источники писали, что в районе 160 миллионов сомони. Агентство говорит, что ответственные лица  «Тодж-Сохтмон- Байналмилал» различными незаконными путями довели сумму строительства до 184,8 миллион сомони, чем нанесли ущерб госбюджету на 38 млн. сомони. Это возможно?

- Никакого присвоения средств здесь не было допущено. Компания «Тодж-Сохтмон Байналмиллал» участвовала в тендере на строительство этого объекта и выиграла его. И сумма, потраченная на строительство «Душанбе-Плазы», была та, которая и была указана в тендере. Весь расход бюджета, выделенного на строительство объекта, был под постоянным контролем городских и республиканских органов. Перед проведением даже самых мелких работ на объекте все это обсуждалось и согласовывалось с заказчиком и архитекторами, без них ничего не делалось. Кроме того, объект приняла государственная комиссия. До тех пор пока Зайд Саидов не стал заниматься политикой, все гордились «Душанбе-Плазой». Даже само антикоррупционное ведомство в своей первой проверке официально объявило, что у них нет никаких претензии по этому объекту. Подумайте, как может компания «Тодж-Сохтмон Байналмиллал» присвоить средства с заведомо неприбыльного объекта, на котором она работала в ущерб себе. Не вижу логики.

- Скажите, о какой сумме ущерба компании «Точ-Сохтмон Байналмиллал» идет речь?

- В пределах 6 млн. долларов.

- Но как может компания взяться за объект в ущерб себе?

- На самом деле, зная о возможном ущербе, никто и не берется за объект. Если компания в самом деле заранее знала бы об этом ущербе, возможно, она бы и не взялась за эту работу. Но в мировой практике есть случаи, когда строительные компании для своего имиджа и рекламы берутся за большие объекты, даже в ущерб себе. Кроме того, заказчик обещал компании «Тодж-Сохтмон Байналмиллал», что весь причинённый ущерб будет возмещен другими объектами. Также учитывалось то, что со строительством «Душанбе-Плаза» у компании будет опыт работы на больших объектах, будут временно обеспечены работой строители, кроме того, строительство самого высокого здания в республике могло бы поднять имидж самой компании.

Когда мэрия не смогла на своих условиях и возможностях привлечь другие компании для строительства, она сама обратилась к «Тодж-Сохтмон Байналмиллал» с просьбой взяться за это дело. Мы убеждены в том, что если бы строительство этого объекта было бы легким и прибыльным, то к нам бы не обратились. Ведь все прекрасно знают, что рынок строительства в стране имеет своего «босса».

Оснащение «Душанбе-Плаза» новейшей техникой, мебелью также подтверждает то, что все было сделано в ущерб компании. Это можно доказать, стоит лишь взглянуть на заявку мэрии, где указаны расходы на закупку мебели низкого качества, и посмотреть на ту мебель, которую закупила и установила там компания. Я удивляюсь тому, что антикоррупционное ведомство видит якобы присвоение, а то, что там есть расходы в ущерб компании, оно не хочет замечать. Кроме того, если компания участвовала в тендере и выиграла объект, то согласно требованиям договора она не имеет права не закончить объект. Согласно статьям 330 и 331 Гражданского кодекса страны, компания обязана сдать объект за оговоренную в тендере сумму. О каких приписках и присвоении в таком случае может идти речь?

- Агентство провело две проверки. Первая проверка не выявила никаких недостатков. Но вторая проверка, после того как Зайд Саидов был арестован, выявила их  множество. Как один и тот же орган мог дважды проводил проверку, результаты, которых были совершенно разными?

- Это еще раз доказывает, что, пока Зайд Саидов не заинтересовался политикой, никаких проблем и тем более нехватки, присвоения денег на этом объекте не было. Проведение здесь многих госмероприятий, семинаров, круглых столов на уровне правительства говорит о том, что здание построено согласно всем требованиям и стандартам качества. А доводы, которые приводит антикоррупционное ведомство, свидетельствуют, что вторая проверка была заказной. Иначе выходит, что в результате первой своей проверки сотрудники агентства допустили ошибки или предпочли не разглашать выявленные недостатки. Тогда почему никто не был призван к ответственности за первую проверку, почему здесь нет виновных? Само признание агентства в том, что в первой проверке они допустили ошибки, свидетельствует о том, что теперь надо заново проверять все другие объекты, принятые этими специалистами. Прежде всего, надо начать проверку с тех объектов и зданий, которые согласно решению правительства были освобождены от выплаты налогов и получали льготы.

- Также антикоррупционное ведомство утверждает, что вместо паркета в некоторых местах здания использовался ламинат и цена самого паркета в документах завышена. Это так?

- Тот паркет, о котором говорит антикоррупционное ведомство, обычно используется и на других государственных и республиканских объектах. Конечно, есть вероятность, что на одном из этажей «Душанбе-Плаза» использовался паркет немного ниже качеством, но на всех документах есть согласие заказчика и архитектора. Также, чтобы оценить качество и стоимость того же паркета, должны работать специалисты. И пусть они скажут, насколько правильно сопоставлять цены на паркет на строительном рынке сегодняшние и трехгодичной давности, когда цена может меняться чуть ли не каждый день. Кроме того, еще раз подчеркну, вся работа и все строительные материалы указывались в документах тендера. Никто и не думал, что через какое-то время за это привлекут к ответственности, а про закупленные дорогие материалы ничего  и не вспомнят.

- Новое уголовное дело против Зайда Саидова, состоит из 75 томов и отправлено в Верховный суд Таджикистана, в чем его обвиняют?

- Данное дело в настоящее время находится в Верховном суде на этапе изучения. Зайд Саидов обвиняется по следующим статьям: 245, часть 4 (Присвоение или растрата), 314 часть 2 (злоупотребление должностными полномочиями) 340 часть 2 (подделка) 262, часть 3 (Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем), и 292, часть 2 (Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с юридического лица),  УК РТ.

Это очередная попытка Агентства и Государственных властей очернить и унизить Зайда Саидова.

- На своей последней пресс-конференции директор Агентства по госфинконтролю и борьбе с коррупцией Абдуфаттох Гоиб заявил, что вам было отказано в проведении очной ставки с мэром Душанбе Махмадсаидом Убайдуллоевым и экс-премьер-министром Матлубхоном Давлатовым. На основании чего вам было отказано?

- На самом деле мы не требовали очной ставки с мэром города. Я и мой подзащитный просили лишь допросить Махмадсаида Убайдуллоева. А очной ставки мы требовали с такими личностями, как Матлубхон Давлатов, Гул Шерали, Давлатали Саидов, а также со свидетелями, которые работают в компании «Тодж-Сохтмон Байналмиллал». К сожалению, нам было отказано. Решение было обосновано тем, что якобы эти лица не имеют никакого отношения к делу Зайда Саидова.

- Недавно сообщалось, что вы обратились в Комитет по правам человека ООН. О чем это обращение?

- В Комитет по правам человека ООН я обратился в конце декабря 2014 года, когда мы уже прошли все судебные инстанции в стране. В качестве доводов мы привели все судебные решения, которые ранее были приняты в отношении моего подзащитного. Наше обращение состоит из 265 страниц. Мы уверены, что Комитет после изучения наших материалов примет соответствующее решение.

Беседовал Фаромарзи Фозил

 

 

Добавить комментарий